Правительство затворило рынок для дешевых копий запатентованных лекарств

Ключ: rbc.ru

В четверг в пресс-службе ФАС сообщили, что не смогут оперативно дать комментарий, и посоветовали адресоваться с запросом после майских праздников.

По мнению главы Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Игоря Артемьева, механизм принудительного лицензирования мог бы разрешить эту проблему (в широком смысле — сложный теоретический или практический вопрос, требующий изучения, разрешения; в науке — противоречивая ситуация, выступающая в виде противоположных позиций в объяснении). «Международное законодательство предоставляет государству право ограничивать негативные лицензионные практики, используемые правообладателями на территории страны. По мнению Пунии, самой значимой проблемой является гепатит С — «им хворают почти 3 млн россиян, это уже эпидемия», «к тому же в кое-каких случаях гепатит может быть даже опаснее ВИЧ-инфекции».

Предложение не прошло Доля препаратов, находящихся под патентной защитой, на российском базаре составляет около 15%, из них 95% — препараты иноземных производителей, говорит гендиректор DSM Group Сергей Шуляк.

Отдельно Аркадий Дворкович премьер-министру Дмитрию Медведеву «ничего не доносил», вопрос введения механизма принудительного лицензирования «сложный, детально рассматривается», известила РБК пресс-секретарь главы правительства Наталья Тимакова. на одного пациента, в бюджете нет таких денежек, а применение принудительного лицензирования (разрешение на право либо право на выполнение некоторых действий, которое может удостоверяться (подтверждаться) одноимённым документом (за выдачу лицензии взимается установленная законами и) даст снижение стоимости этих препаратов в десятки раз. «В тех краях, где этот механизм введен, препараты, допустим, стоят не  тыс., а 

 тыс. По этим аналитической компании DSM Group, общий объем фармацевтического рынка в России в 2015 году составил немало 1 трлн руб., на долю иностранных препаратов приходится 73%.

По ее словам, финансирование позволит в 2015 году гарантировать антиретровирусной терапией около 200 тыс. По его мнению, проблема нельзя считать закрытым, профильным ведомствам необходимо встретиться с отечественными производителями и «наладить диалог».

Фото: Lori Терапия нездоровых гепатитом С, рассказывал Пуния президенту, стоит от 3 млн руб. Правительство выступило против механизма принудительного лицензирования снадобий, о котором просил «Фармасинтез». «Десяток препаратов»

Кто поддержал

Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков отказался от комментариев для этой заметки.

Закон о принудительном лицензировании повергнет к тому, что многие иностранные компании могут отказаться от выхода на российский базар, соглашается с ней антимонопольный экономист, член Экспертного совета при правительстве Вадим Новиков.​​ ​  Это подорвет доверие компаний к наращиванию инвестиций в область, отмечает он. По прогнозу главы Минздрава, к 2020 году число нездоровых возрастет на 250%.

ВИЧ-инфицированных — лишь 23% таких нездоровых.

Мы полагаем, что антимонопольное законодательство может применяться к объектам необыкновенных прав при условии, что действия правообладателя приводят к монополизации и эта монополизация имеет существенные негативные последствия для конкуренции и для потребителей», — объяснял в начине марта РБК заместитель руководителя ФАС Сергей Пузыревский.

На встрече Путина с российскими предпринимателями в Ново-Огарево Пуния попросил президента разрешить изготовлять препараты, которые все еще находятся под патентной защитой, на отечественных предприятиях. Проблема был проработан, все профильные ведомства сочли, что на данный момент вступление принудительного лицензирования нецелесообразно, сообщила РБК пресс-секретарь Аркадия Дворковича Алия Самигуллина.

или даже 0», — ратифицировал Пуния.

Введение принудительного лицензирования нарушит права иностранных фармпроизводителей и поставит под проблема экономическую целесообразность инвестиций в российский рынок, подтверждает гендиректор Merz Russia Ольга Степанова. «Проблема доступности современных препаратов для пациентов крайне важен, и нам удобопонятны инициативы государства в этой области, — комментирует она. — Но процесс разработки новоиспеченных законодательных инициатив в этой области должен быть взвешенным».

По этой схеме работают в странах БРИКС, в частности, эта практика размашисто распространена в Индии и Бразилии. О том, что правительство сочло предложение нецелесообразным, Пуния разузнал от корреспондента РБК.

Как сообщил РБК Пуния, «Фармасинтез» спускает препараты для лечения социально значимых заболеваний — так, туберкулеза, ВИЧ, гепатита. В письме Дворковича на имя президента Владимира Путина (снимок документа есть в распоряжении РБК) говорится, что «по большинству импортных лекарственных препаратов с неистекшим сроком патентной защиты в Российской Федерации заключены инвестиционные договоренности, осуществляется локализация производства 14 таких зарубежных препаратов».

Кто возразил Эта мера позволила бы российским производителям самовольно спускать аналоги запатентованных иностранных лекарств

В результате применения принудительного лицензирования, строчит в письме Дворкович, возможно снижение инвестиционной привлекательности области, в том числе для иностранных производителей, реализующих проекты по локализации или имеющих соответственные планы.

Среди профильных ведомств, посчитавших механизм (внутреннее устройство машины, прибора, аппарата, приводящее их в действие) принудительного лицензирования нецелесообразным, — Министерство индустрии и торговли, Министерство здравоохранения, Министерство экономики, рассказали в аппарате вице-премьера.

По словам исполнительного директора Ассоциации интернациональных фармацевтических производителей (объединяет 60 крупнейших фармкомпаний, в числе каких Eli Lilly, Novartis, Sanofi) Владимира Шипкова, члены ассоциации отворили 20 с лишним заводов для производства препаратов в России, их инвестиции за заключительные пять лет превысили €2 млрд.

В свою очередь, об угрозе эпидемии ВИЧ ранее сообщала министр здравоохранения Вероника Скворцова.

Задание президента Путина «О предоставлении предложения о целесообразности применения в случаях возникновения эпидемий в Российской Федерации механизма принудительного лицензирования лекарственных препаратов, находящихся под патентной защитой» было устремлено правительству (одноимённом сериале см. статью Правительство (телесериал)) в конце февраля; изучением вопроса занимался Дворкович, подтвердили РБК в аппарате вице-премьера.

Начальство управления контроля социальной сферы и торговли ФАС Тимофей Нижегородцев, ранее поддержавший принудительное лицензирование, отказался отвечать на проблемы РБК.

Шуляк не считает, что все эти 15% препаратов очутились бы под угрозой. «Под принудительное лицензирование подпадут лишь те препараты, на которые очень высокая цена, либо те, какие не присутствуют на российском рынке, но нужны пациенту, — это от мочи десяток препаратов (Биологические препараты — группа медицинских продуктов биологического происхождения (вакцины, препараты крови, аллергены и т. п.). Препарат (лекарственное средство, медикамент) — вещество или смесь)», — надеется он. Завести принудительное лицензирование в России предложил в феврале основатель фармацевтической компании «Фармасинтез» Викрам Синх Пуния.

Оставить ответ

*