«Пришагали два бразильца и русский на американскую полярную станцию»

Ключ: ria.ru

Главный научный сотрудник Института океанологии РАН имени П.П. Ширшова рассказал «РИА Новинки» о своей карьере и жизни за полярным сферой. По словам Мельникова, неподалеку от этой точки находилась американская орнитологическая станция, где в льющийся момент никого не было. «Мы пошли туда, спустились книзу – ключ стоит в замочной скважине. Нашли плитку, мясо, виски и сигары. Я курю сигару, и размышляю – такое может быть только в Антарктике, что на американской станции есть два бразильца и русский. В их гостевую книгу я записал слова одной из песен Бориса Окуджавы – » …когда метелица ревет как зверь, протяжно и сердито, не закрывайте вашу дверь, пускай будет дверь открытой». Во время экспедиции (Экспедиция — путешествие со специально определённой целью — научной или военной) СП-23 в 1977 году мы выстроили палатку для водолазного снаряжения, которая находилась в километрах трех от станции.

Видимо, он находил меня конкурентом или добычей.

— На моей памяти было два таких случая. У меня был карабин, но я неплохо понимал, что я даже не успею его вытащить, если встречусь с звериным. Мы идем назад, и я вижу маленькую желтую точку.

На СП-23 была по глупости уложена медведица, когда ребята попытались сфотографировать ее, а она пошла отстаивать своих медвежат, а одного молодого медведя, повадившегося красть объедки с ямы отбросов, мы не решились сразу отогнать,  и его после пришлось застрелить, когда он стащил две коробки с курами. Медведица учуяла, что мы идем, и они покинули палатку. Потому надо понимать, что в стране белого медведя (семейство млекопитающих отряда хищных) необходимо все просчитывать. Когда я работал вместе с американцами и канадцами в 1997 году в рамках программы SHEBA, мне тоже доводилось проезжать большие расстояния до мест забора воды, одному, во пора полярной ночи, на снегоходе. Когда погода наладилась, мы отправь на лыжах и решили проверить, в каком состоянии есть снаряжение.

Мы не смогли их удержать, при этом двигаясь в ту сторонку, куда шел медведь. Встреча с белыми медведями на северном полюсе (в широком смысле слова: предел, граница, крайняя точка чего-либо; нечто диаметрально противоположное другому (два полюса))

Обыкновенно со мной ходили наши военные, сопровождавшие нас во пора экспедиций. Оказалось, что там обосновалась медведица с медвежатами.

Практически любой год он отправляется на Северный полюс Земли, где российские полярники организуют дрейфующую полярную станцию.

Тут надо понимать, что все ошибки в отношениях между медведями, тюленями и людьми делаются необыкновенно человеком. С нами была собака, но она не учуяла медведя – дистанция было около 500-600 метров, но зато его увидали и испугались матросы. К счастью, он был подслеповатый или просто нас не приметил, и никто не был съеден. Как правило, со мной ходило еще три-четыре человека, так как унести 20 литров воды одному было тяжеловато. Разыгралась ураган, и мы не ныряли дней семь.

Я все время смотрел и ворожил, будет ли следующий сугроб медведем.

Надо знать, какие предметы не стоит делать, чтобы защитить и себя, и не навредить звериному.

«Расскажу смешную историю. Естественно, что все друг за другом подглядывали и шпионили, это ни для кого не было секретом. Но кушать один момент, который связан лично со мной. В 1997 году меня пригласили в американо-канадскую экспедицию на ледоколе Де Кроссельер, какой был вморожен во льды, на борту которого мы дрейфовали цельный год».

Игорь Алексеевич Мельников – один из ведущих отечественных полярников, какой занимается изучением секретов и подледной и ледовой жития в Арктике и Антарктике с 70 годов прошедшего века.

В 1975 году (условная единица измерения времени, которая исторически означала однократный цикл сезонов (весна, лето, осень, зима)), я покинул станцию и решил скопить пробы воды и льда на расстоянии в 5 километров от нее, чтобы выключить его загрязнение. Все время надо помнить, что медведи живут в Арктике и что их наличие нужно учитывать. Руководитель экспедиции «Мобильный полюс» продолжает рассказ о своих приключениях в Арктике, повествует о правилах общения в «стране белых медведей» и о том, как наука побеждает политические трудности и преодолевает санкции и эмбарго.

Это была самая натуральная глупость. На противоположном полюсе, когда я работал с поляками, мне два раза доводилось сталкиваться с морским тюленем-леопардом, который атаковал меня (фамилия) под водой, во пора погружений.

Я понимаю, что у нас есть ружья, но нет патронов. Они кинулись бежать в стороны, аж пятки засверкали. У них были карабины, и мы по линии расстреляли весь их боекомплект.

В первый раз я его видел и проблем мне удалось избежать, а во другой раз водоросли уже цвели, ничего не было видно, и я страшился, что он меня цапнет за шею. Вот второй случай. По словам Мельникова, в одинешенек день начальник экспедиции предложил всем участникам рассказать во пора дней рождений о том, чем они занимались и какие части Арктики они исследовали в предыдущих экспедициях.

«Визави нас была бразильская станция Феррас. В один день оттуда приплывают к нам два парня и спрашивают меня – Игорь, не мог бы ты нам поддержать забрать пробы материкового льда, с высоты в несколько сотен метров над степенью моря. Мы вышли, два бразильца и русский, поднимаемся на глетчер, стоит жара – 2-3 градуса тепла. Но погода в Антарктике меняется скоро, и нам по рации сообщили, что погода меняется. Идти было вдали – около семи километров».

Я вгляделся и видаю – прямо между нами и станцией идет белоснежный медведь, крупный самец.

Российский полярник Игорь Мельников, научный глава проекта «Мобильный полюс» Русского Географического Общества, рассказал о том, отчего важны исследования льдов на Северном полюсе, о том, как он сделался полярником и как в этом были замешаны спецслужбы, а также о том, как изменение климата повлияло на Арктику и ее изучение.

Оставить ответ

*