Самсонович: наука на грани создания «эмоционального» компьютера

Исследователи из НИЯУ МИФИ полагают, что существующих компьютеров вполне достаточно для создания интеллекта человеческого уровня. Когда же это произойдет? Чего ждать от этого события людям? Обернется ли создание искусственного интеллекта во благо? Об этом РИА Новости рассказал профессор кафедры «Кибернетика» Алексей Самсонович.

В ближайшие полтора года в НИЯУ МИФИ будет создан интеллектуальный агент «Virtual Actor», обладающий как нарративным, так и эмоциональным интеллектом. Подробно об этом корреспонденту РИА Новости Юлии Осиповой рассказал профессор университета George Mason University, Krasnow Institute for Advanced Study, профессор кафедры «Кибернетика» НИЯУ МИФИ Алексей Самсонович. 

— Совершенно верно, изначально наша задача заключается в том, чтобы сформулировать основные принципы, на которых строится естественный интеллект в человеческом мозгу. Биологические решения во многом превосходят искусственные в смысле их адаптивности, обучаемости, устойчивости к непредвиденным вмешательствам и пр., и нам хотелось бы смоделировать данные принципы на компьютере.

Здесь есть множество подходов, огромное количество ученых ломают над этим головы. Есть направление «снизу вверх», когда люди пытаются шаг за шагом воспроизводить структуру мозга, начиная с нейронов. Я же верю в другой путь: следует понять основные принципы, которые управляют нашим мышлением, а затем уже искать пути воплощения их в конкретных моделях, пусть даже в тех же нейросетях.

Я бы назвал это движением одновременно «снизу вверх» и «сверху вниз». Требуется комбинация разных подходов (функционального, нейросетевого, символьного, логического), нужен подход не самого низкого и не самого верхнего уровня, а именно здесь сегодня существует разрыв. У нас есть теории, описывающие мышление человека на высоком уровне — психология, когнитивное моделирование и пр. Есть модели, описывающие работу мозга на нижнем уровне – на уровне нейронов. Но стыковать одно с другим пока плохо удается. Однако именно здесь и следует ждать научного прорыва.

— Такая мысль возникла с момента зарождения человечества. Древние философы всегда размышляли на тему, как понять человека, смоделировать его. Но сам термин «искусственный интеллект» появился в 1956 году на Дартмутской конференции, где была четко сформулирована программа создания модели человеческого интеллекта.

Этот прорыв ученые планировали совершить очень быстро, заменив человека машиной во многих областях интеллектуальной деятельности. Не вышло. Затянулось. То, что казалось трудным, оказалось легким, и наоборот. Задача не решена до сих пор. Ученые «кормят завтраками», а люди уже начинают думать, что идея искусственного интеллекта себя дискредитировала, перейдя в область научной фантастики. Но факт заключается в том, что мы действительно все ближе и ближе подходим к этому рубежу. Сегодня мы уже на грани…

— Искусственный интеллект облегчит жизнь человека, взяв на себя решение множества задач. Приведу такой пример. Компьютер в свое время заменил счетную машину, чертежную доску и музыкальный инструмент; смартфон заменил фотоаппарат, диктофон, компьютер и даже карманный фонарик – все в одном лице.

Теперь стоит ждать возникновения новой компьютерной программы, которая будет заменять Photoshop, Word и все остальные ваши приложения, с той лишь разницей, что она будет сама понимать, что вам нужно. Вы будете общаться с компьютером или смартфоном, как с человеком. То есть у вас будет взаимопонимание с ним не как с инструментом, а как с партнером и помощником. Он будет понимать ваши эмоции, цели, ситуацию в окружающем мире. Речь идет о некой сингулярности, когда все функциональные возможности сводятся в одну точку, и это дает полный набор опций.

— В этом и заключается особенность нашего подхода: мы пытаемся понять и воссоздать принципы, по которым обрабатывается информация в мозгу человека, полагая, что для этого необязательно воспроизводить все нейроны и ионные каналы.

Возьмем гиппокамп (отдел головного мозга, который отвечает за память). Представление пространства осуществляется в нем на основе большой популяции нейронов. Если их расположить в некой плоскости согласно определенным правилам, получится так, что их суммарная активность будет сфокусирована в одной точке с координатами X и Y. Спрашивается: нужно ли нам воспроизводить миллион нейронов, десятки тысяч связей каждого из них, сотни тысяч миллионов ионных каналов только для того, чтобы представить всего два числа? Есть более эффективные способы решений.

Безусловно, некоторые задачи нейросети решают максимально эффективно. Но нужно ли их делать биологически реалистичными? Нужно ли добиваться полного соответствия с человеческим мозгом? Я уверен, что существующих компьютеров, их параметров по оперативности и объемам памяти уже вполне достаточно для того, чтобы создать интеллект человеческого уровня. Мы просто пока до конца не знаем, как это сделать. Проблема — не в железе.

— Как сказал Джон фон Нейман, «скажите мне точно, чего компьютер сделать не может, и я создам компьютер, который будет делать именно это». Если вы четко сможете определить, что такое «озарение», найдется фон Нейман, который, исходя из этого определения, напишет алгоритм, и явит миру «озаренную» машину.

Представьте себе, что завтра появится компьютер, с которым вы будете общаться по телефону через терминал. Вы не будете знать, кто именно сидит на другом конце – человек или машина. Допустим, пообщавшись с ним, вы скажете, что он гениален, а потом окажется, что это был компьютер. Что вы будете с этим делать?

Кстати, к нам на международную молодежную школу по биологически инспирированным когнитивным архитектурам (БИКА), которая пройдет в МИФИ с 21 по 24 апреля, собирается приехать профессор Антонио Келла из университета Палермо — создатель танцующего робота Robodanza, гениально чувствующего движения человека.

— Я не могу загадывать на сто лет вперед. К этому времени, возможно, уже появится квантовый компьютер, вся жизнь будет в других измерениях в прямом и переносном смыслах.

В ближайшие полтора года мы планируем создать в МИФИ интеллектуального агента «Virtual Actor», который будет обладать как эмоциональным интеллектом, так и нарративным интеллектом, он будет понимать смысл контекста происходящего и развивающиеся сценарии. Исходя из этого, он будет сам строить планы и выбирать цели. Одна из его возможностей – быть актером, виртуальным роботом, исполняющим роль того или иного персонажа.

— В теории и понимании принципов создания – да, близки, но для воплощения требуется время. Пока мы планируем создать такого агента в упрощенном виде — в виде компьютерной игры. Виртуальный агент и человек контролируют фигуры на экране компьютера, и таким образом взаимодействуют друг с другом, при этом между ними возникают социальные взаимоотношения на основе эмоционально окрашенных действий. У них есть возможность ударить, поприветствовать, уступить дорогу, помочь сдвинуть камень… Любое действие имеет эмоциональную окраску, в результате складываются определенные отношения, например, доверие, субординация, лидерство и пр. Если человек не может в виртуальном мире отличить человека от автомата, это говорит о том, что мы достигли человеческого уровня, хотя и в ограниченном смысле.

Здесь все зависит от простоты или сложности игры. В игре «крестики-нолики» смоделировать человека элементарно: достаточно написать алгоритм, который решает эту задачу, добавить немного «шума», чтобы он иногда совершал неверные шаги, и все. Но если это насыщенная игра с эмоциональными действиями, с возможностью что-то делать совместно, как-то проявлять себя, все гораздо сложнее. В реальном мире мы пока не можем создать робота, не отличимого от человека. Но на каком-то уровне уже можем! Условно говоря, где-то между «крестиками-ноликами» и реальным миром.

Другое направление нашей работы связано с регистрацией активности человеческого мозга для того, чтобы понять, о чем человек думает, что воспринимает зрительно, какие эмоции испытывает. На западе в этом направлении уже многое сделано. Над этой задачей там работают многие ученые, включая наших соотечественников. Уже сегодня можно по активности человеческого мозга определить думает ли человек о молотке или об отвертке. Тут не идет речь о том, чтобы читать мысли в виде текста, как пыталась в свое время Наталья Бехтерева. Сейчас мы говорим об идентификации категорий объектов, действий, отношений, о которых думает человек. «Доктор спас пациента» — если человек так подумал, значит, у него должно быть преставление о конкретном докторе, его пациенте и спасении. Такие вещи в мире уже делаются.

— Конечно, чтение человеческой мысли можно использовать для глобального контроля, когда человек ничего не сможет спрятать даже в глубине своего подсознания. Это было бы ужасно. Но речь идет о том, чтобы расширить человеческое сознание. Если человек сможет с помощью мысли контролировать компьютер, то нам трудно будет сказать, где заканчивается «я» и начинается «машина». Между тем, возможности компьютера безграничны, в то время как биологические возможности мозга человека ограничены.

— Самые важные научные открытия часто приобретают нехорошую окраску, попадая не в те руки. Возьмите молекулярную электронику. Сколько надежд возлагалось на создание компьютеров, где были бы вычислительные элементы на уровне молекул. А в результате все это вылилось в создание шпионских гаджетов, например, вживляемых в тело, а потом бесследно исчезающих.

Я очень надеюсь, что искусственный интеллект будет свободен от недостатков, присущих человеку. Наибольшую опасность сегодня представляет именно человек с его способностью обращать добро во зло. Мне трудно себе представить, что искусственно можно создать нечто более страшное, чем сам человек. Машина находится в его руках, он может сделать с ее помощью гадость, но ответственность за это все равно несет человек. Даже если это робот, который сам принимает решение о том, кого убить на поле боя. Кто его создал? Кто его туда выпустил?

Как можно думать о бунте машин, если машина ни в коей мере не самостоятельна. Машинная форма жизни становится частью человеческой цивилизации. Человек программирует робота, скоро будет обучать его как студента и общаться с ним «на равных». Но в ближайшие сто лет, я уверен, робот не сможет «свергнуть» человека, пока даже гипотетически нет такой логической возможности.

А уж на фоне создания биологического и генетического оружия искусственный интеллект – самое безобидное из предвиденных открытий. Я полагаю, что это будет фундаментальный шаг вперед, нетривиальное событие для человечества.

Источник: ria.ru

Оставить ответ

*