Как остановить Трампа: сценарии партийного бунта

Чтобы стать выдвиженцем от республиканской партии США, нужно набрать большинство из 2472 партийных делегатов на съезде, то есть 1237 голосов. Сейчас у Дональда Трампа 673 делегата.

Республиканская президентская гонка в США уже опровергла исторические прецеденты. Дональд Трамп, никогда не занимавший выборных должностей кандидат-популист, выиграл на этой неделе важные праймериз и вплотную приблизился к выдвижению в президенты от Республиканской партии. Трамп мобилизовал протестный электорат и направил его против республиканской элиты. Партийным боссам до этого всегда удавалось выставить на президентских выборах устраивавшую их кандидатуру. Вот и сейчас истеблишмент республиканцев не готов к поражению и строит планы борьбы с Трампом.

Опрос

Как вы считаете, есть ли у Дональда Трампа шанс победить на президентских выборах в США?

  • Да, результаты состоявшихся во многих штатах праймериз говорят о его силе
  • Нет, он не дойдет даже до номинации от республиканцев
  • Да, у Трампа нет реальных конкурентов внутри Республиканской партии и среди демократов
  • Нет, он станет кандидатом от республиканцев, но президентом будет демократ
  • Мне все равно, кто станет президентом США

Комментировать | Все опросы

Но после того как на праймериз и собраниях-кокусах проголосовали уже больше половины штатов, у руководства партии в каждом отдельном штате, в конгрессе и в Республиканском национальном комитете осталось лишь два варианта: смириться с выдвижением Трампа в президенты или попытаться устроить интригу на партийном съезде, который пройдет в Кливленде в июле. Для этого можно использовать крайне запутанные и противоречивые правила голосования. Если не избрать номинанта с первой попытки, открывается огромный простор для манипуляций, включая закулисные сделки, перевербовку кандидатов и даже изменение правил задним числом. Опрошенные РИА Новости эксперты считают, что бунт против Трампа на съезде гипотетически возможен, но предупреждают, что он чреват множеством негативных последствий, вплоть до раскола партии.

Кто сосчитает до 1237

Арифметика республиканской номинации кажется простой. Чтобы стать выдвиженцем, нужно набрать большинство из 2472 партийных делегатов на съезде, то есть 1237 голосов. Делегаты распределяются по результатам голосования избирателей в каждом штате по отдельности. Сейчас у Трампа 673 делегата, у Теда Круза 411, у выбывшего из гонки Марко Рубио 169, у Джона Кейсика 143. Осталось разыграть 1061 голос. Шансы на автоматический выигрыш номинации есть только у Трампа и Круза.

Простое большинство у Трампа – по-прежнему вероятный сценарий. «Я думаю, что он получит большинство. Республиканцы используют правило «победитель забирает все» и другие правила непропорционального распределения кандидатов. Так что кандидат, который финиширует первым в данном штате, обычно выигрывает намного большую долю делегатов, чем его доля голосов. Например, в Иллинойсе, хотя победитель и не забирал все, Трамп набрал менее 40% голосов и при этом 49 из 62 делегатов (79%)», — сказал РИА Новости Кэри Ковингтон, адъюнкт-профессор политологии в Университете Айовы.

При этом Трампу нужно выиграть больше половины оставшихся делегатов, чтобы стать номинантом автоматически. В предыдущих голосованиях он набирал в среднем лишь 47% делегатов. Проиграв во вторник 66 делегатских голосов в Огайо, Трамп может никогда не добраться до автоматической номинации.

А что если Трамп не получит больше половины голосов и лишь соберет наиболее многочисленную группу делегатов? «Если он придет к съезду только с относительным большинством делегатов, тогда есть правила, которые можно использовать, чтобы помешать ему выиграть номинацию. Это очень неопределенная ситуация», — признает Ковингтон. «Если у Трампа относительное, но не абсолютное большинство делегатов, тогда правила, руководящие действиями делегатов, становятся исключительно важны», — согласен с ним Мэтт Левендаски, профессор политологического факультета Университета Пенсильвании.

«Если Трамп не наберет большинства делегатов до съезда, тогда, действительно, правила могут способствовать альтернативе», — говорит Дэвид Редлоск, директор Иглтоновского центра по соцопросам в Университете Нью-Джерси.

Первый раунд — всему голова

«То, что происходит на съезде, зависит от стратегий различных кампаний и от партийных лидеров, а также от правил каждого штата, которые руководят его делегатами», — поясняет профессор Левендаски.

Ключевой принцип голосования: в первом раунде делегаты голосуют строго по наказу избирателей. Единого кандидата выбирали в первом раунде с 1952 года. В 1976 году Джеральд Форд, не набравший абсолютного большинства, победил Рональда Рейгана, убедив голосовать за себя делегатов от выбывших кандидатов. Таких делегатов в 2016 году набралось уже более 300, с учетом голосов выбывшего Рубио. Но Трампу может понадобиться значительное большинство делегатов от проигравших. Если это не получится, предстоит второй раунд голосования, затем третий, и так далее.

Уже со второго раунда почти три четверти делегатов становятся «свободными», то есть они могут проголосовать за кого угодно из кандидатов. Они не будут обязаны голосовать за Трампа, даже если он выиграл их голоса на праймериз. Это правило – железное, его нельзя изменить за оставшееся до голосования время.

«Кошмарный» сценарий

Если же и второй раунд не даст имя победителя, предстоит третье по счету голосование, и так до того момента, когда будет избран номинант. «В третьем и последующих раундах ситуация становится полностью непредсказуемой. Освобождается еще больше делегатов, нынешние правила не требуют от кандидата с наименьшим числом делегатов выйти из голосования. Так что тупиковая ситуация может продолжаться бесконечное количество раундов, пока кто-то из оставшихся кандидатов не уступит», — пишет в издании Politico Бенджамин Гинзберг, в прошлом главный консультант Республиканского национального комитета, который сам составлял некоторые из правил съезда.

«На этом этапе съезд может поступать, как ему заблагорассудится. Делегации от штатов будут полниться слухами, сделками и слухами о сделках. Абсолютно кошмарный сценарий – это съезд, который наполнен таким количеством слухов, распространяющихся так быстро и постоянно, что к консенсусу невозможно прийти», — добавляет Гинзберг. В этом случае, по его словам, голосование может затянуться на много дней с непредсказуемыми результатами. И чтобы понять дальнейший расклад, необходимо спуститься еще на один уровень и посмотреть, кто и как выбирает делегатов и кому они подотчетны.

Двойные агенты: кто контролирует делегатов?

На обычном съезде делегаты голосуют, как им сказано. Именно так все и происходило последние 60 с лишним лет. Но если делегатам вдруг придется голосовать во втором и последующих раундах, формальные назначенцы становятся мощной политической силой. Кто же их назначает и контролирует? Как правило, это партийные боссы – главные враги Трампа.

Церемониальная должность делегата почетна, хотя и накладна. Нужно ехать на съезд за свой счет, тратиться на проезд, гостиницу и питание. Но в большинстве случаев активистам все же хочется попасть на съезд, и партийное начальство распределяет делегатские места по собственным правилам для каждого штата. Кандидаты в президенты никак не контролируют этот процесс. Например, Трамп выиграл все 50 делегатских голосов от Южной Каролины, но он не может назначить ни единого кандидата от этого штата. В гипотетическом втором раунде все 50 делегатов от Южной Каролины могут проголосовать за кого-то другого. Например, за того, кого хочет видеть президентом партийное начальство. Ведь делегаты подотчетны именно начальству, а не Трампу.

В некоторых штатах кандидаты могут провести обратную интригу, отобрав делегатские голоса у их законных обладателей. В этих штатах партийный актив избирает делегатов без участия начальства, и если у кандидата достаточно сторонников на низовом уровне, он может внедрить в состав делегации штата своих «двойных агентов». Как напомнил в статье для Bloomberg журналист Саша Айссенберг, будущий 40-й президент США Рональд Рейган проделал этот трюк в Пенсильвании в 1980 году со своим соперником, будущим 41-м президентом Джорджем Бушем-старшим. Буш с легкостью выиграл голосование избирателей, но проигравший Рейган перевербовал большинство делегатов и в результате получил 50 из 77 голосов от Пенсильвании.

Подобные интриги не так редки, как может показаться. В 2012 году кандидат-аутсайдер Рон Пол серьезно занялся делегатами на низовом уровне. Дисциплинированная работа по вербовке делегатов дала плоды: например, в Айове Пол занял при голосовании третье место, а получил 22 из 28 делегатов. В Миннесоте он финишировал вторым и забрал при этом 33 из 40 делегатских голосов. Пол не сумел спутать карты фавориту Митту Ромни – слишком велик был разрыв. Но на нынешнем съезде у Трампа будет больше соперников и открытых врагов, чем у какого-либо другого фаворита за последние десятилетия, так что все эти приемы могут быть применены против него.

У партийного начальства, как у Остапа Бендера, останется еще великое множество «относительно честных способов отъема» делегатов у Трампа. Что если сослаться на нарушения в ходе голосования и аннулировать или пересчитать результаты в ряде штатов? В Неваде собрания-кокусы прошли в обстановке хаоса, без должной регистрации избирателей, с недостатком бюллетеней и открытой агитацией на участках. Трамп выиграл с большим отрывом, так что о нарушениях забыли. Но если понадобится, результаты можно и пересчитать. Кроме всего прочего, правила голосования на съезде устанавливают также партийные боссы. Почему бы не изменить правила в последний момент? Именно так поступили в 1952 году сторонники Дуайта Эйзенхауэра, которые приняли новое правило и де-факто запретили делегатам из ряда штатов голосовать за соперников Эйзенхауэра. В теории подобная тактика возможна и сейчас.

Будут ли боссы бунтовать?

Сценарий партийного бунта против фаворита активно обсуждается как минимум с 1 марта. На нем строил свою кампанию сенатор от Флориды Марко Рубио, рассчитывавший стать альтернативой Трампу на «открытом» съезде. Но Рубио выбыл из игры 15 марта после того, как проиграл Трампу свой «домашний» штат Флориду. Губернатор Огайо Джон Кейсик свой «домашний» штат, напротив, выиграл, и теперь надеется на второй раунд съезда, чтобы стать последней надеждой республиканской элиты.

Сам Трамп предупредил, что попытки интригами снять его с дистанции чреваты «беспорядками». Это заявление прозвучало как угроза. Единодушен с Трампом и его главный соперник Тед Круз: по его словам, попытки партийной элиты навязать избирателям свою волю абсолютно неприемлемы и будут пресекаться. Но если Трамп и Круз не смогут побороть друг друга, именно партийное начальство может стать тем арбитром, который отдаст победу тому или иному кандидату. Плохая новость для партийных боссов в том, что Трамп и Круз одинаково враждебны к ним и одинаково не подходят элите.

Как считают американские эксперты, пока что сценарий открытого бунта маловероятен: обмануть избирателей не так-то просто. «Многие избиратели посчитают незаконным не дать номинацию Трампу, если он получит большинство делегатов; это подтверждает позицию Трампа, что политическая система устроена нечестно. Так что республиканцы потенциально рискуют тем, что оттолкнут от себя сторонников Трампа, если кто-то другой станет кандидатом на съезде в результате политических сделок», — считает политолог Мэтт Левендаски.

По мнению Дэвида Редлоска, даже если бунт и состоится, он скорее всего окончится неудачей. «Это потенциально очень сложно, это может поставить Республиканскую партию в такую ситуацию, когда она все равно выдвинет Трампа, которого не принимает значительная часть партии, или обратится к другому кандидату и рассердит избирателей, поддерживающих Трампа. Может статься, что для республиканцев не останется хорошего выхода в том или ином случае», — сказал Редлоск.

Профессор политологии Стэнфордского университета Моррис Фиорина считает, что потенциальный бунт элиты чреват тяжелыми последствиями для всей партии. «Если они это сделают, то, думаю, это приведет к поражению на выборах и, вполне возможно, к расколу партии», — сказал Фиорина РИА Новости.

Впрочем, как это часто бывает в американской политике, никто не берется предсказать, как будет развиваться ситуация. «В каком-то смысле мы уже находимся в неисследованных водах. Такого сценария не было с 1940-х годов, да и партии тогда были фундаментально другими – было больше настоящих партийных боссов. Так что (нынешние) праймериз продолжат быть интересными!» — говорит политолог Левендаски.

Источник: ria.ru

Оставить ответ

*